Август 28, 2016

Зачем Pacha Mama полторы тысячи сортов картофеля?

Одна из «фенечек» уходящего 2008 года – присвоенный ему ООН статус Международного года картофеля. Под разговоры о продовольственном кризисе к этой высокопродуктивной и отзывчивой на заботу сельхозкультуре было привлечено внимание миллионов. Урожай…

Одна из «фенечек» уходящего 2008 года – присвоенный ему ООН статус Международного года картофеля. Под разговоры о продовольственном кризисе к этой высокопродуктивной и отзывчивой на заботу сельхозкультуре было привлечено внимание миллионов. Урожай собран, засыпан в закрома, прошли фестивали, ярмарки, конкурсы, где картофель фигурировал в качестве именинника. В самый раз, накушавшись котлеток с картофельным пюре (хорошо взбитым, без комочков, желтоватым от сливочного маслица, а если еще присыпать – для цвета и аромата – мелко резаной зеленью укропчика!!!), почитать что-нибудь любопытное о «чертовых яблоках» – и проникнуться если не уважением, то хотя бы интересом к культурообразующей миссии растения Solanum tuberosum.

На родине картофеля – не вообще в Америке, а в Перу, реализуется сейчас инициатива Papa Andina – по возделыванию мелкими товаропроизводителями местных сортов картофеля, выпуску продуктов из него
2000
и продвижению их на рынок. О том, как проект претворяется в жизнь, рассказывается на сайте Международного года картофеля.

Вот пример этой деятельности.

Шесть сельскохозяйственных общин по соглашению с Международным центром картофеля создали «парк картофеля». Это – не научно-исследовательское учреждение, но нечто вроде народной селекционной станции. Общины отвели под парк 12 гектаров из своих земель, поставив целью обеспечить полноту биоразнообразия местных разновидностей картофеля.

Работу парка возглавляет «хранитель картофеля» – papa arariwa. В парке возделывается около тысячи разновидностей культуры. Крестьяне, определяя место для посадки каждого из «сортов», учитывают его потребности – состав и структуру почвы, микрорельеф местности, микроклимат.

Парк занят сохранением, испытанием и размножением «сортов». Семенным материалом удачных разновидностей владельцы парка наделяют другие общины. Всего же в Перу картофельные парки занимают 15 тысяч гектаров, на этих землях возделывается почти 1200 сортов и разновидностей картофеля. И это лишь около трети того, что можно ввести в культуру! Этот картофель то похож по форме на ежевику, то на банан, то на скомканную тряпку. С белой, розовой, красной, желтой, фиолетовой кожурой – либо шероховатой, либо гладкой, восковой на ощупь. Мякоть на срезе – то густо-желтая, то фиолетовая, то розоватая, то белая разных оттенков…

Перуанские земледельцы картофель чуть ли не обожествляют. Возделывание множества разновидностей его они расценивают как деяние, приятное Матери-земле – Pacha Mama. Наличествует некая «ксенофобия» по отношению к сортам, так сказать, «чужим» – современным, промышленным, завозным – высокопродуктивным, но стандартизированным под машинную уборку и требующим интенсивного земледелия с обязательным применением минеральных удобрений и средств химзащиты от болезней и вредителей.

Перуанские крестьяне предпочитают беречь унаследованные от предков и сорта, и технологии выращивания и потребления – словом, сохранять традиционный уклад местного картофелеводства.

Не стоит пренебрежительно относиться к таким установкам. Эти традиции исток свой имеют в седой древности и являют миру пример взаимодействия человека с природой в ходе создания высокой земледельческой цивилизации. Да, конечно, одной из ведущих продовольственных культур здесь с давних времен была и остается кукуруза – но и картофель! (Урожайность его, как полагают исследователи, была у андийских крестьян до ста центнеров с гектара). Чрезвычайный запас в государственных хранилищах инков составлял чуньо – сухозамороженный картофель. Для измерения времени использовался период, потребный на варку горшка картофеля. По сей день единицей измерения площади в некоторых районах Анд служит топо – участок, необходимый для прокорма от сезона до сезона одной семьи.

Традиционным для местного крестьянства является возделывание на одном, даже небольшом земельном наделе нескольких разновидностей картофеля – каждая из них имеет свою экологическую нишу (чтобы понять целесообразность этого, достаточно осознать, насколько специфично земледелие в условиях вертикальной поясности). Да что там поле – перуанский салат может включать в себя 3-4 разных сорта картофеля!

Именно от Перу, из этой картофельной колыбели (восемь тысяч лет назад именно здесь человек увидел в растении с красивыми цветочками богатейший продовольственный ресурс) и исходила инициатива провозглашения Международного года картофеля (МГК). Генассамблея ООН, принимая резолюцию об МГК, прежде всего имела в виду – способствовать распространению картофеля для решения продовольственной проблемы и смягчения бедности. Но истинный смысл акции, обозначенный слоганом «Бесценный дар земли», конечно же, шире. В этом смысле как раз и прочитывается трепетное отношение андийских крестьян к картофелю – как к дару от Pacha Mama.

Нам, людям другой цивилизации – практичным, рациональным европейцам – нам-то зачем эти нежности общения перуанцев с матерью-землею? Посадили, выкопали, съели…

Однако же и для нас имеет смысл это заявление papa arariwa из сельхозобщины Сакока: «Такое большое количество сортов радует нашу Pacha Mama…». Дело в том, что когда в XVI веке из Нового света в Европу стали прибывать картофельные клубни – их генетический материал содержал лишь очень малую часть андийского многообразия Solanum tuberosum (предлагаю вновь обратиться к тем цифрам, что здесь приведены: на 12 га – тысяча сортов и разновидностей одной сельхозкультуры!).

Европе досталась весьма неудачная картошка – неустойчивая к фитофторозу, покорная колорадскому жуку и нематоде… Многовековая селекция картофеля в Старом свете была направлена на выведение сортов, устойчивых к этим болезням и вредителям. Но селекция-то велась на заведомо ущербном семенном материале!