Июль 16, 2016

Новость про зарплаты и рождаемость (плюс бонус!)

Раз уж заговорили про деньги — продолжим. Министр труда и социальной защиты Максим Топилин отчитался Владимиру Путину о том, как у нас все хорошо и замечательно, в том числе в плане зарплат врачей и демографии. Его бы, министровыми, устами да мед бы пить, так у нас все на словах великолепно. Врачи вот зарабатывают по 49 тысяч. Сорок девять тысяч рублей. В 1,5 раза увеличилась зарплата, по словам министра.

Ну, правда, он не уточнил, где и у кого конкретно, и если это средняя зарплата по больнице, то сколько нужно врачей, чтобы уравновесить одного не очень добросовестного руководителя? И непонятно, на сколько ставок нужно работать среднестатистическому врачу в регионе, чтобы столько получать. Объявления на дверях поликлиник («Ищем врача такого-то, сякого-то, ну хоть какого-то!») не такие радужные. Почему-то.

С демографией тоже все красиво — больше 1,8 ребенка на 1 женщину в среднем, это уже даже не полтора землекопа. Говорят, еще немного такими темпами — и мы догоним и перегоним Европу, только во Франции результаты лучше (за счет мигрантов из Алжира). Максим Топилин, кстати, рассказал еще и такую интересную вещь: в числе разнообразных мер поддержки материнства (а эти меры все же есть, люди и материнским капиталом активно пользуются, и пособиями) есть опыт создания детских комнат при вузах — чтобы молодая мать могла спокойно учиться, а за ребенком в это время присматривали бы. Актуально, наверное, с учетом очередей в детский сад. Хотят закрепить это дело в законодательстве — тут Владимир Путин подчеркнул, что необходимо соблюдать нормы СанПиН. В общем, в области балета мы впереди планеты всей.

Рождаемость в России

И обещанный бонус от РПЦ: председатель патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Дмитрий Смирнов заявил, что врачам, которые делают аборты, нужно вычитать за это из зарплат. Приходят, дескать, к отцу Дмитрию заплаканные женщины, которым обещают, что родится «не такой» ребенок, и ни разу, значит, за 37 лет (а он уже 37 лет священник) диагноз не подтвердился. «Надо исследовать, как учат медиков, но почему-то у них есть настойчивое желание убить своего земляка», — добавил протоиерей.

Мнение довольно неоднозначное. Есть беременности в результате изнасилования. Есть патологии развития. Есть миллиард разнообразных вариантов. Кроме того, выборка священника явно нерепрезентативна, да и то, что диагноз ни разу не подтвердился, — откуда такие данные, все ли единожды пришедшие делились медицинскими подробностями потом? Но оставим это. Человеку по должности положено. Да и тема такая — личного, прямо скажем, характера. Не с врачами тут работать надо, а развивать инфраструктуру и возможности трудоустройства так, чтобы женщина, забеременев, не рвала на себе волосы.